Впервые за 4-5 лет в Винницкой области зафиксировали падение промышленного производства. Еще год назад власти заявляли об устойчивом развитии и амбициозные планы на ближайшее будущее, а также периодически отчитывались о привлечении в регион новых инвесторов. Неужели за полгода так легко все перечеркнуть?

Издание “На Париже” поинтересовалось у бывшего председателя Винницкой облгосадминистрации, кандидата экономических наук, доцента Киевского торгово-экономического университета Валерия Коровия о причинах такого явления в экономике региона.

«Министерство экономики, Министерство финансов и Нацбанк, по моему ощущению, напоминают лебедя, рака и щуку из известной басни»

– За год в Винницкой области зафиксирован спад промышленного производства на 13,1%, хотя в начале 2019 область показывала стабильный прирост. С чем связаны негативные тенденции?

– Тенденции к сокращению объема промышленного производства в Украине начали наблюдаться со второй половины 2019 года. И то, что произошло в январе – резкое сокращение индекса промышленного производства в Украине в целом более чем на 5%, а в Винницкой области на 13% – в определенной степени было уже прогнозируемым.

Существует несколько групп причин и факторов, чем это обусловлено. В интервью еще полгода назад, в последние дни на посту председателя областной госадминистрации, я говорил о чувстве хаоса в принятии управленческих решений. Откровенно хочу сказать, одной из базовых причин падения индекса промпроизводства является хаотические решения, принимавшиеся экономическим блоком правительства.

– Речь не только о профильном министерстве?

– Конечно, министерство экономики, министерство финансов и Нацбанк, по моему ощущению, напоминают лебедя, рака и щуку из известной басни. Ими были допущены стратегические ошибки. Прежде всего из-за несогласованности действий. Хаосом я считаю то, что они не отработали комплексную стратегию.

Нацбанк утвердил обменный курс на уровне 27 гривен, а инфляцию в пределах 7%. Зато ревальвация нацвалюты, которую мы наблюдали, крайне негативно влияла на наполнение доходной части бюджета в 4-м квартале. Так возникла бюджетная «дыра».

Минфин, придерживая большой уровень стоимости своих долговых обязательств, через продажу облигаций создал условия, когда совпали все спекулянты мира и начали скупать государственные ценные бумаги.

– В правительстве считают, что таким образом достигли притока «инвесторов» и иностранной валюты…

– Когда я слышу как министр экономики Т.Милованов говорит, что пришли инвесторы, мне грустно становится. Это не инвесторы, это спекулянты. Инвесторы – это те, кто вкладывает средства. Удивляет точка зрения министра. Для него важным должно быть создание новых рабочих мест, а не долгов государства.

Ревальвация привела к цепной реакции, болезненно ощутили экспортеры. Они начали резко тормозить выполнение собственных контрактов. В результате мы увидели сокращение объемов промышленного производства. Поэтому после положительной динамики с приростом в 4,1, наблюдалось сокращение ВВП на 3% в 4-м квартале к предыдущему.

«Если не будут приняты точечные меры, связанные с проведением конкретной работы с крупнейшими компаниями Винницкой области, мы можем получить крайне негативную ситуацию в ближайшее время»

– Но это только одна группа причин. Какова другая?

– Ситуацию в энергетике я тоже считаю «показательной». Открытие рынка электроэнергии для российских поставщиков привело к накоплению на наших шахтах запаса угля до 3 миллионов тонн, сокращение отечественной генераций на ТЭС, в частности Ладыжинской станции.

В результате возникла задолженность по заработной плате шахтерам, которым вынуждены давать деньги из дефицитного бюджета, добыча угля в январе сократился на 20% к уровню прошлого года, общая генерация сократилась на 10%, а на Ладыжинской ТЭС на 40%.

По моему мнению, как экономиста с базовым образованием и ученой степенью, преподавателя экономических дисциплин и практика, ситуация указывает на то, что фактически политика, которую проводит экономический блок, вообще не нацелена на стимулирование развития промышленного производства.

– Пришло время изменить руководителей?..

– Я думаю это было бы очень правильно на сегодняшний день ставить вопрос об изменении руководителей экономического блока. Или его необходимо усилить.

– Считаете, что именно правительственные инициативы ударили по экономическому потенциалу Винницкой области?

– Те проекты, которые по совокупности создали за прошедшие годы мощный тренд для развития Винницкой области, начали останавливаться. К большому сожалению…

– То есть вина лежит на центральной, а не региональной власти?

– Я не хочу сейчас давать оценку факторам и причинам, которые этому «способствовали». Я только могу сказать, если на сегодняшний день не будут приняты точечные меры, связанные с проведением конкретной работы с крупнейшими компаниями Винницкой области, а именно с МХП, Ладыжинской ТЭС ДТЭК Западэнерго, KNESS, UBC Group, а также с новыми проектам, мы можем получить крайне негативную ситуацию в ближайшее время.

– Есть мнение, что сокращение производства электроэнергии в Ладыжине улучшит экологическую ситуацию в городе. Не согласны?

– Ладыжинская ТЭС платила 80 млн грн экологического налога. При резком сокращении объемов производства на станции в первую очередь пострадают экологические программы, которые реализовывались на территории области.

«От остановки Ладыжинской ТЭС имиджевые убытки будут гораздо большими, чем финансовые»

– По KNESS, то де-факто известно об отказе компании от планов по расширению производства. На предприятии не комментируют ситуацию, но по слухам они едва не планируют останавливаться.

– Насколько мне известно, компания очень внимательно наблюдает за изменениями, которые готовит профильный комитет Верховной Рады по возобновляемым источникам энергии. KNESS имела очень мощную динамику для развития и планы развития на ближайшие три года. Компания становилась одним из лидеров по объемам налогов. Но дальнейшие шаги компании будут зависеть от результатов дискуссии в парламенте по вопросу зеленого тарифа.

– Если экономическая политика государства и области в частности в ближайшее время не изменится, возможный уровень падения промышленного производства в дальнейшем? Скажем по итогам первого или второго квартала этого года?

– Если мы говорим о Винницкой области, то многое зависит от хаотических движений со стороны профильных министерств. Они в значительной степени будут определять дальнейший ход развития событий. В энергетике возможно останется нерешенной ситуация с Ладыжинской ТЭС.

– То есть вы предполагаете ее остановку?

– Я не приемлю, потому что тогда под энергетическим ударом окажется весь город Ладыжин. Но, опять же, необходимо проводить переговоры с руководством компании.

– Производство электроэнергии на одном энергоблоке – это прибыль или убытки ДТЭК?

– От остановки имиджевые убытки будут гораздо большими, чем финансовые… Поэтому я думаю, что в ДТЭК не пойдут на такие крайние шаги, но опять же нужно садиться за стол переговоров… Пока я такого диалога не наблюдаю.

– Кроме энергетики, является падение даже в пищевой промышленности…

– Да, на 10%. Во многом это обусловлено работой сахарной отрасли, ведь заводы завершили сезон сахароварения в декабре, а год назад в январе еще работали.

В целом пищевая промышленность – это 60% от всей промышленного потенциала области. Откровенно говоря, я немного обеспокоен тем, что приостановлено расширение проектов компании МХП, хотя есть потенциальные возможности для роста.

– Владельца и менеджмент компании можно уговорить вернуться к инвестированию в область?

– Если удастся провести переговоры региональным органам власти с компанией МХП и они снова начнут наращивать свои инвестиционные расходы в проекты вокруг города Ладыжин, это заложит основу для «выравнивания» ситуации и улучшит ситуацию в целом по Винницкой области.

На сегодняшний день я вижу потенциал в машиностроении, деревопераработке («Барлинек») и химическом производстве («Винницабытхим»). В целом при налаживании тесного взаимодействия с собственниками производств, я думаю, за 2-3 месяца можно ликвидировать «отставание», которые есть, и выйти как минимум на показатели роста в прошлом году.

Источник: “На Париже”